Мир цитат : Бердяев Н.А.

цитаты, афоризмы, крылатые фразы, пословицы, поговорки, статусы

0 Чувство мести - чувство раба. Чувство вины - чувство господина. /
0 Человек не устраним из философии. Познающий философ погружен в бытие и существует до познания бытия и существования, и от этого зависит качество его познания. Он познает бытие, потому что сам есть бытие. /
0 Философия - школа любви к истине. /
0 Философия может существовать лишь в том случае, если признается философская интуиция. И всякий значительный и подлинный философ имеет свою первородную интуицию. Этой интуиции не могут заменить ни догматы религии, ни истины науки. /
0 У женщин есть необыкновенная способность порождать иллюзии, быть не такими, каковы они на самом деле. /
0 Совесть наша засорена и замутнена не только потому, что существует первородный грех, но и потому, что мы принадлежим к разнообразным социальным образованиям, которые для целей своего самосохранения считают ложь более полезной, чем правду. /
0 Совесть есть та глубина человеческой природы, на которой она соприкасается с Богом, где она получает весть от Бога и слышит голос Божий. /
0 Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, что отсутствие конца во времени есть бессмыслица. /
0 Свобода не интересна и не нужна восставшим массам, они не могут вынести бремени свободы. /
0 Свобода есть право на неравенство. /
0 Свобода есть не удовлетворение, легкость и наслаждение, а тягота, трудность и страдание. /
0 Революция - конец старой жизни, а не начало новой жизни, расплата за долгий путь. В революции искупаются грехи прошлого. Революция всегда говорит о том, что власть имеющие не исполнили своего назначения. /
0 Революцию действительно революционную осуществить возможно не во внешнем мире, а лишь в душе и теле человека. /
0 Революционеры поклоняются будущему, но живут прошлым. /
0 Природа государства двойственная. С одной стороны, государство праведно изобличает грех законом и начальствующий носит меч не напрасно. С другой стороны, государство само заражается грехом и делает зло. /
0 Подлинная любовь дает силы другому, любовь-похоть вампирически поглощает силу другого. /
0 Ожидание чуда есть одна из слабостей русского народа. /
0 Общечеловеческое значение имеют именно вершины национального творчества. /
0 Нет наиболее горькой и унизительной зависимости, чем зависимость от воли человеческой, от произвола равных себе. /
0 Нельзя отказаться от любви, от права и свободы любви во имя долга, закона, во имя мнения общества и его норм, но можно отказаться во имя жалости и свободы. /
0 Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков. /
0 Национальный человек - больше, а не меньше, чем просто человек, в нем есть родовые черты человека вообще и еще есть черты индивидуально-национальные. /
0 Национальность и борьба за ее бытие и развитие не означает раздора в человечестве и с человечеством. /
0 Мистика есть духовный путь и высшие достижения на этом пути. Но есть также мистика умозрительная, которая есть прежде всего познание. /
0 Любовь по природе своей трагична, жажда ее эмпирически неутолима, она всегда выводит человека из данного мира на грань бесконечности, обнаруживает существование иных миров. Трагична любовь потому, что дробится в эмпирическом мире объект любви, и сама любовь дробится на оторванные, временные состояния. /
0 Любовь - как бы универсальная энергия жизни, обладающая способностью превращать злые страсти в страсти творческие. /
0 Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не смеет вмешиваться. /
0 Любовь всегда нелегальна. Легальная любовь есть любовь умершая. Легальность существует лишь для обыденности, любовь же выходит из обыденности. /
0 Культура никогда не была и никогда не будет отвлеченно-человеческой, она всегда конкретно-человеческая, то есть национальная, индивидуально-народная. /
0 Критерий истины не в разуме, не в интеллекте, а в целостном духе. Сердце и совесть остаются верховными органами для оценки и для познания смысла вещей. /
0 Злейший враг свободы - сытый и довольный раб. /
0 Женщина необыкновенно склонна к рабству и вместе с тем склонна порабощать. /
0 Евангелие есть учение о Христе, а не учение Христа. /
0 Дух не есть видимая вещь, он совсем не есть вещь среди вещей. Дух есть субъект, потому что субъект противоположен вещи. /
0 Дух есть иное, высшее качество существования, чем существование душевное и телесное. /
0 Для всечеловечества должно быть отвратительно превращение русского человека в интернационального, космополитического человека. /
0 Демократия есть уже выхождение из естественного состояния, распадение единства народа, раздор в нем. Демократия по существу механична, она говорит о том, что народа как целостного организма уже нет. /
0 Демократия есть нездоровое состояние народа. В "органические" эпохи истории никаких демократий не бывает и не возникает. Демократия - порождение "критических эпох". /
0 Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад. /
0 Государственно-правовое существование есть существование враждующих. /
0 Всякое до сих пор бывшее организованное и организующееся общество враждебно свободе и склонно отрицать человеческую личность. /
0 Все в человеческой жизни должно пройти через свободу, через испытание свободы, через отвержение соблазнов свободы. В этом, может быть, смысл грехопадения. /
0 Взятка - самая действенная русская конституция на все времена. /
0 Вера есть внутренний духовный опыт и духовная жизнь, есть возрождение души, и она не может порабощать философию, она может лишь питать её. Но в борьбе против религии авторитета, сжигавшей на костре за дерзновение познания, философия отпала от веры, как внутреннего просветления познания. /
0 В свободе скрыта тайна мира. Бог захотел свободы, и отсюда произошла трагедия мира. /
0 В свободе жизнь будет труднее, ответственнее и трагичнее. Этика свободы сурова и требует героизма. /
0 В любви есть деспотизм и рабство. И наиболее деспотична любовь женская, требующая себе всего. /
0 Борьбу за свободу я понимал прежде всего не как борьбу общественную, а как борьбу личности против власти общества. /